ИА REX (iarex) wrote,
ИА REX
iarex

Category:

Почему не состоялись саммиты «Группы двадцати» и Совета Безопасности ООН?

Пятница, 24 апреля, могла стать «большим днем», а при определенных условиях — и точкой перелома в наблюдающемся ныне перманентном обострении международной напряженности. Могла, но не стала. Интенсивные дипломатические маневры, которые наблюдались в последние недели и в самую последнюю неделю в особенности, связывались с двумя противоположными тенденциями. Первая — обострение претензий США к Китаю; вторая — предложение французского президента Эммануэля Макрона, которое поддержал его российский коллега Владимир Путин. По нему лидеры пятерки стран, являющихся постоянными членами Совета Безопасности ООН, должны были провести саммит «на удаленке», объявив о «перемирии» в связи с пандемией коронавируса и оставив свои разногласия, в том числе санкции, до победы над болезнью. И обсудить совместные действия по ее, победы, приближению. Важно подчеркнуть, что в вопросе санкций Россия занимает общую позицию с Китаем. На онлайн-саммите «Группы двадцати», который прошел 26 марта, Путин и китайский лидер Си Цзиньпин такую инициативу выдвинули в своих выступлениях. И учитывая высочайший уровень стратегической координации Москвы и Пекина, трудно предположить, чтобы это было случайным совпадением. Месяц назад «двадцатка» договорилась о сотрудничестве; решили продолжить диалог в соответствующем формате. Поэтому информация, распространенная влиятельной китайской газетой South China Morning Post из Гонконга (Сянгана) о том, что новый саммит G20 планировался на 24 апреля, но сорвался, с одной стороны, не удивила, а с другой, вызвала искреннее сожаление. Было понятно, что а) обещанный пресс-секретарем российского лидера Дмитрием Песковым саммит постоянных членов Совета Безопасности ООН тоже будет отложен, ибо речь шла о проведении двух форумов в один день, в последовательном режиме. И б) что обсуждать «пятерке» в общем-то в данной ситуации нечего. Ибо принципиально вопрос стоит иначе и ребром: договариваемся или продолжаем задирать ставки в противостоянии. И это — Рубикон. Один ответ на этот вопрос — одна модель дальнейшего хода событий, другой ответ — другая модель. Отыскать что-либо третье здесь трудно. Можно лишь предположить, что загнав противоречия в тупик, стороны впоследствии вернутся к попытке компромисса. Хотя чем дальше закрутится спираль противостояния — тем сложнее из нее будет выходить. И тем менее очевидны возможные результаты, по аналогии, скажем, со сделкой ОПЕК+, «отложенной» на месяц и до сих пор не дающей объявленного улучшения ситуации на нефтяном рынке.


Словом, получилось так, что эти два саммита, пока не состоявшихся — «пятерки» и «двадцатки», оказались моментом истины. Ибо фактически поставили мир на развилку двух повесток — радикально конфронтационной и умеренно прагматической. Выбор того или иного варианта выводил на разные сценарии дальнейшего развития событий. Как мы уже знаем, выбран конфронтационный вариант: Вашингтон отказался не только снять, но и приостановить свои надуманные претензии к Пекину, смысл которых сводится к привлечению Китая «к ответственности» за бушующую в США эпидемиологическую катастрофу. Ибо переход количества погибших от вируса на шестой десяток тысяч иначе, как катастрофой не назовешь. Жесткий спор развернулся вокруг ВОЗ. Американский президент Дональд Трамп потребовал начать «двадцатку» с рассмотрения отчета этой международной организации, входящей в ООН, с прицелом на то, чтобы с нее «спросить»; для этого он еще 15 апреля «обрубил» ВОЗ американское финансирование, но эту лакуну в сопоставимых масштабах дополнительных 30 млн долларов очень быстро заполнил Китай, позицию которого фактически поддержала Россия, если судить по заявлению главы МИД Сергея Лаврова, что хотя ВОЗ и действовала не идеально, но было бы неправильно сваливать на нее промахи самих властей США. Это — к вопросу о повестке «двадцатки»; что касается «пятерки» членов Совбеза, то и здесь Вашингтон во главу угла поставил свой эгоизм. И заведомо двигаясь в русле конфронтации, потребовал обсудить на ней перспективы трехстороннего договора по РСМД с участием не только США и России, но и Китая. Хотя Пекин уже неоднократно заявлял о том, что для него никакие сокращения в этом секторе вооружений неприемлемы до тех пор, пока потенциал китайской триады СЯС (стратегических ядерных сил) не окажется сопоставимым с потенциалами США и России. И поскольку расширять свои СЯС за рамки разумной достаточности в Китае не стремятся, понятно, что речь идет о пропорциональных сокращениях России и США. Москва к такому подходу Пекина проявляет понимание. Он с одной стороны объясняется тем, чтобы побудить Вашингтон вернуться за стол переговоров по истекающему в 2021 году договору СНВ-3. С другой стороны, важен ядерный фактор, даже в формате средней и меньшей дальности. Ибо при отсутствии договоренностей по СНВ, именно он останется главным фактором, сдерживающим американскую ставку на развитие конвенциональных сил с доведением их до уровня, позволяющего нанести с их помощью глобальный обезоруживающий удар. «Лишние» китайские ядерные вооружения в этой ситуации точно не помешают. Ведь по кому именно вашингтонские стратеги собираются нанести такой удар, вопросов не возникает, ибо в принятой в декабре 2017 года, уже при Трампе, Стратегии национальной безопасности «противниками» США признаются две страны — Россия и Китай. Об этом же говорят и легенды проводимых американскими вооруженными силами стратегических учений, на которых раз за разом отрабатывается именно такой тип ударов.

Месседж, посланный Белым домом Китаю, таким образом до предела понятен: в США властям штатов явно дана «отмашка» на выставление Поднебесной финансовых претензий за эпидемию. Поскольку первым на этом поприще «отметился» штат Миссури, а к нему уже готовится присоединиться почти соседний Миссисипи, то становится понятной и тактика. Она заключается в том, чтобы инициатива исходила из удаленных от Вашингтона региональных властей Среднего Запада, и таким образом ей была придана некая видимость «независимости» и «объективности». И чтобы вал таких исков в американские же суды под предлогом их экстерриториальной «исключительности», «воспетой» в свое время предшественником Трампа — Бараком Обамой, нарастал как снежный ком, грозя «проблемами» тем государствам, которые не внимут вводимому таким вот экстравагантным способом фактическому запрету на связи с КНР.…

Читать далее: https://iarex.ru/news/74754.html?utm_source=smm-lj
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments