ИА REX (iarex) wrote,
ИА REX
iarex

Category:

Какие перемены могут скрываться за кадровыми перестановками в Казахстане?

Основные новости майских праздников приходят из Казахстана. «Громом среди ясного неба» назвал отставку Дариги Назарбаевой, дочери первого президента Нурсултана Назарбаева, наделенного титулом «Елбасы» («отец нации»), первый зампред думского комитета по делам СНГ Константин Затулин. При этом политик допустил, что речь вполне может идти о безвозвратном «увольнении по всем статьям». Более осторожно высказываются казахстанские политологи, которые обращают внимание на следующие факторы:


затянувшийся с прошлого года конфликт между администрацией президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева и Сенатом, который возглавляла Дарига Назарбаева; стороны обменивались уколами, и возник риск внутриэлитного раскола, крайне нежелательный в условиях сохраняющегося в республике двоевластия;

прошедшее на днях заседание Совета безопасности Казахстана, на котором, по сведениям местного источника, обсуждался вопрос кадровых перестановок; и по этой версии Н. А. Назарбаев выбрал вариант «отложенного конфликта», согласившись ради сохранения элитного статус-кво на уступки (так это или нет, мы увидим в ближайшие дни, ибо источник подчеркивает, что законы и логика поддержания межэлитных балансов требуют появления в кресле спикера Сената кого-то из представителей команды Назарбаева);

что касается самой Дариги, то ее, по этой версии, ожидает «почетная ссылка» в качестве посла, с перспективой возврата в обозримой перспективе полутора-двух лет, ибо даже при утрате административного ресурса, чего, как считается, не произошло, она сохраняет кланово-олигархические связи, сложившиеся вокруг власти за почти три десятилетия.

Внешние наблюдатели ведут себя еще более отстраненно и обсуждают в основном процедурные моменты, отмечая, что в верхней палате казахстанского парламента 49 мест, 34 из которых принадлежат четырнадцати областям и трем городам республиканского подчинения, по два от каждого субъекта, а оставшиеся 15 — это президентская квота. И именно по ней в 2016 году, еще при президентстве отца, прошла в Сенат Дарига Назарбаева, а К.-Ж. Токаев в сентябре прошлого года, по истечении определенного Конституцией четырехлетнего срока ее сенаторских полномочий, подтвердил их еще на четыре года. Иначе говоря, именно президентский мандат предоставлял дочери Н. А. Назарбаева право на избрания главой Сената, а это, между прочим, второй пост в государстве. Именно председатель Сената становится врио президента при отставке первого лица и замещает его до президентских выборов. То есть, выражаясь языком постсоветской реальности, контролирует избирательный процесс, получая в борьбе за власть однозначные исходные преимущества. Возьмем на себя смелость утверждать, что именно в этом и состоял смысл назначения (виноват, избрания), которое Дарига получила в марте прошлого года, с отставкой своего отца, унаследовав оставляемый ею сейчас пост официального «преемника» от самого Токаева.

Уклончивость казахстанских политологов можно понять. Мало ли как оно повернется? Н. А. Назарбаев сохраняет за собой контроль над Совбезом, а следовательно, и влияние на армию, а также по-прежнему возглавляет правящую партию «Нур Отан», стратегию и конечные цели, как декларируемые, так и не очень, формировал лично. «Машина» это инерционная, не только в кадровом, но и в идеологическом смысле, и нам ли в России не видеть, как цепко держится за ту же «Единую Россию» отыгранный с премьерского поста Дмитрий Медведев, связывая с ней надежды на «властный реванш». Тем не менее традиционная логика политического «единоначалия» работает как в России, так и в Казахстане, где она опирается еще и на укорененные особенности и специфику соответствующего стиля управления. Поэтому констатируем вполне очевидную вещь. Когда президент без объяснения причин прекращает полномочия очень непростого, дышащего ему в спину, главы верхней палаты высшего законодательного органа, которые сам же и продлевал всего восемь месяцев назад, — это явный признак политического форс-мажора, и обмен колкостями здесь ни при чем. У нас, напомним, ни к чему подобному не привела даже откровенная пикировка в 2011 году между президентом Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным по ливийскому вопросу. Это означает, что восемь месяцев назад, в сентябре, баланс между «ушедшим, оставаясь», Назарбаевым и укрепляющим свои позиции Токаевым имел одну конфигурацию, а сегодня она уже изменилась, и не в пользу «Елбасы», а в направлении расширения упомянутого «единоначалия». И это подтверждает наличие между двумя фигурами казахстанского «тандема» изначального если не противостояния, то конкуренции, видимым отражением которой является смещение оси этого «тандема» сейчас в пользу Токаева. Помешать этому закономерному тренду — вспоминаем наш доморощенный «тандем» — может лишь очень серьезный внутренний кризис власти, который теоретически исключить нельзя ввиду остроты ситуации с коронавирусом. Но практически он маловероятен, в особенности, забегая вперед, в условиях мощной внешней поддержки новой казахстанской власти в Москве и Пекине.…

Читать далее: https://iarex.ru/news/74906.html?utm_source=smm-lj
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments