ИА REX (iarex) wrote,
ИА REX
iarex

Category:

Китай против США: научиться называть вещи своими именами

На сайте Гуаньча, который принадлежит Шанхайскому институту стратегических исследований «Чуньцю», вышел третий по счету за последнее время материал, в котором высокие должностные лица, ответственные за внешнюю политику КНР, высказываются по вопросам китайско-американских отношений. Когда в конце июня руководящим органом китайского парламента — Посткомом ВСНП — был принят закон о национальной безопасности в Гонконге, расширявший права центра, в том числе силовых структур, по контролю над ситуацией в автономии, в США были введены первые полноценные антикитайские санкции. Они продемонстрировали, что от словесной конфронтации Вашингтон переходит к конкретным действиям в русле логики холодной войны 2.0, а также что этим дело не ограничится, и санкционный режим будет ужесточаться, ибо это теперь официальная «генеральная линия» руководства США. Столкнувшись с необходимостью реагировать и давать отпор, Пекин во многом вынужденно приступил к ответным действиям, призванным разъяснять мировому сообществу китайскую точку зрения на причины и ход политического конфликта с Вашингтоном. Первым, как помним, высказался глава МИД Ван И, за ним программную статью опубликовал руководитель рабочей группы по международным делам ЦК КПК Ян Цзечи, а теперь появилось интервью заместителя главы МИД Лэ Юйчэна — дипломата с большим опытом, у которого, с одной стороны, профессиональная биография связана с СССР и постсоветским пространством: две командировки в посольство в Москве плюс работа послом в Казахстане. С другой стороны, у Лэ Юйчэна имеется опыт работы в «конфликтных», с точки зрения большой политики, зонах — в постпредстве при ООН, послом в Индии, а также международной аналитики и политического планирования. Это одна из ключевых фигур китайской дипломатии, крупный интеллектуал, и потому его мнение представляет большой интерес и для российского читателя.


Лэ Юйчэн подвергает позицию официального Вашингтона критике с позиций главенства международного права и равенства перед ним всех стран. Напомним, что начиная с мюнхенской речи президента России Владимира Путина в феврале 2007 года, тем же самым путем, возвращая себе утраченные позиции в международном сообществе, шла и наша страна, в чем преуспела. Китайский замминистра подчеркивает неправомерность американского подхода, при котором США, «проповедуя международное право другим», для себя исповедуют другой принцип — «американской исключительности», по сути ставя себя в положение международно-правового «законодателя». Это очень эффективный прием, который подразумевает разоблачение «экстерриториальности», присвоенной себе американской стороной. В соответствии с ним законодательство США — это будто бы и есть «международное право», соблюдать которое «положено» всем остальным. Лэ Юйчэн дипломатично уходит от множества других примеров и не касается вопросов, не связанных с отношениями Пекина и Вашингтона, например, европейских сателлитов США. Но всем и так понятно, что их подчинение США, в том числе американским правовым нормам, это «естественное правило игры», принятое в блоке НАТО еще со времен его формирования, которому предшествовал пресловутый «план Маршалла». Европейское повиновение было «куплено» при помощи американской военной оккупации и обильной экономической помощи в условиях послевоенной разрухи, за которой на самом деле стоял альянс англо-американского крупного бизнеса (City + Wall Street), власть которого своеобразным протекторатом распространилась на Западную, а после 1991 года и на всю Европу, включая часть территорий бывшего СССР. Когда эта модель полностью сформировалась, а особенно, как только закончилась первая Холодная война и прекратил существование СССР, США «экспортировали» ее за пределы традиционного Запада, расширив сферу своего влияния на весь мир; отсюда представления об «экстерриториальности» американского права. США «включают» эту модель не так, чтобы часто, но всякий раз, когда сталкиваются с «неповиновением» своим интересам. Просто ни у кого больше, кроме Китая и России, противопоставить этому мировому порядку нечего. И отдельные случаи антиамериканской фронды таких стран, как Иран, КНДР, Сирия, Куба или Венесуэла связаны не столько с материальным и моральным ресурсом их лидеров и элит, сколько с их поддержкой Москвой и/или Пекином.

Практику распространения «однополярного мира», в котором США «господствуют над остальными», Лэ Юйчэн связывает с проектом подмены глобализации «американизацией», в рамках которой глобальное управление становится уделом не международного консенсуса, а американской гегемонии. Отвечая на обвинения Китая со стороны Запада в продвижении «параллельной» мировой системы, дипломат подчеркивает, что его страна «никогда не намеревалась править миром». Она лишь «вносит свой вклад в общее благо» и принимает участие в глобальном управлении не для «вытеснения» кого-то, а ради соответствия собственной роли «крупной страны». В этом аргументе просматривается влияние Ян Цзечи, под началом которого Лэ Юйчэн работал в рабочей группе ЦК; упомянутый «патриарх» китайской дипломатии, комментируя некоторые международные споры, помнится, отмечал, что Китай, в отличие от малых стран — «большая страна». В этих рассуждениях, разумеется, присутствует элемент пожеланий равноправного международного сотрудничества, который, однако, адресован широкой общественности и отрывается от реальной картины формирования того или иного мирового порядка. Дело в том, что как указывал известный исследователь глобальных процессов Николас Хаггер, глобализация — это не «развитая» форма международного взаимодействия, а глобалистская фаза развития одной из мощных цивилизаций, реализуя которую, данная цивилизация (в данном случае западная, с англосаксонским ядром):…

Читать далее: https://iarex.ru/news/77127.html?utm_source=smm-lj
Subscribe

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments